Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Гораздо дешевле купить генерала, чем сражаться с ним и с его армией.
Джек Лондон, американский писатель
Latviannews
English version

«Латвии нужно включаться в глобальную конкуренцию за мозги»

Поделиться:
Экономист Банка Латвии Олег Красноперов. Пресс-фото
Латвийский рынок труда полон противоречий: в одних отраслях наблюдается острый дефицит кадров и рост зарплат, в других — переизбыток рабочей силы и демпинг стоимости труда. Пандемия Covid-19 только усилила это неравенство: если в сфере общепита и гостеприимства локдаун поставил бизнес под угрозу банкротства, то IT-сектору, логистике и промышленности события последних двух лет подарили новые возможности роста. Об особенностях нашего рынка труда «Открытый город» поговорил с экономистом Банка Латвии Олегом Красноперовым.

Необычный кризис


Как пандемия Covid-19 повлияла на рынок труда?
В целом влияние пандемии на латвийский рынок труда было небольшим — безработица выросла с 6 до 8%. Это намного меньше, чем прогнозировалось на заре пандемии в середине 2020 года; и также меньше, чем во время мирового финансового кризиса 2009 года (тогда был момент, когда безработица в Латвии превысила 20%).

Относительная стабильность латвийской экономики в период пандемии в значительной степени объясняется масштабными государственными программами поддержки. Сыграло свою роль и членство Латвии в еврозоне: рекордно низкие процентные ставки позволяют государству практически бесплатно занимать деньги на международном финансовом рынке — и тратить их на поддержание экономической активности.

Однако влияние пандемии на рынок труда очень отличается по отраслям, регионам и группам населения. Например, сокращения в значительной степени затронули гостиничный бизнес, общепит, туризм и транспорт. В некоторых других отраслях массовые сокращения не наблюдались — промышленность, образование, здравоохранение, информационные технологии.

Сокращение рабочих мест в большей степени затронуло предприятия, расположенные в Риге и Юрмале, — это отражает различия структуры экономики (больший удельный вес гостиничного бизнеса и общепита). В наибольшей мере сокращения коснулись молодежи, а количество рабочих мест среди людей пенсионного и предпенсионного возраста почти не изменилось. Сокращения больше затронули людей с низкой зарплатой. Вместе с тем число работников с высокими доходами за время пандемии даже увеличилось почти во всех отраслях — например, число людей с брутто-зарплатой выше 3 тысяч евро в месяц за последние полтора года выросло с примерно 20 до 30 тысяч человек.

Как вы относитесь к мнению отдельных латвийских политиков, что те, кто за время пандемии потерял работу, должны оперативно переквалифицироваться в программистов и инженеров? Это возможно?
В Латвии наблюдается дефицит не просто инженеров и программистов, а именно специалистов высокой квалификации — в незнакомой отрасли таким нельзя стать за несколько месяцев, и такие образовательные программы стоят дорого.

Очень маловероятно, чтобы гостиничные администраторы за полгода массово стали асами программирования. Пандемия рано или поздно закончится, и туристический поток вырастет снова. И гостиничные администраторы, скорее всего, вернутся в свою отрасль, и тогда может оказаться, что деньги на проведение образовательных программ не были потрачены эффективно. Поэтому очевидно, что в краткосрочном периоде не обойтись без социальных мер государственной поддержки (пособия по простою, субсидирование зарплаты и т.д.).

Вакцинация — не инструмент увольнения

Как повлияет на доступность рабочей силы решение правительства ввести обязательную вакцинацию в отдельных отраслях?
Это не инструмент увольнения, а один из инструментов уменьшения распространения вируса. Поэтому не ожидаю больших изменений на рынке труда. С одной стороны, кто-то может решить уволиться или уйти в долгосрочный простой без сохранения зарплаты. С другой стороны, если это требование позволит уменьшить распространение вируса и, следовательно, не усиливать ограничение экономической активности, то это сохранит рабочие места и может даже увеличить занятость.

Латвийские работодатели часто жалуются на низкую квалификацию работников, а работники, в свою очередь, недовольны низким уровнем зарплаты и плохими социальными гарантиями. Как можно решить это противоречие?
Есть два пути решения, и Латвии нужно задействовать оба.

Первый — повышение качества образования (на всех уровнях: среднее, профессиональное, высшее) и здравоохранения (качество медицинских услуг, уменьшение очередей, доступность лекарственных препаратов, более широкое распространение здорового образа жизни). Все это способствует росту производительности труда и уровня доходов.

Второй — уменьшение налогового бремени на трудовые доходы (подоходный налог, взносы социального страхования). Когда издержки работодателя на работника более чем в полтора раза выше зарплаты, получаемой работником на руки, — немудрено, что работодателям зарплата нередко кажется слишком высокой, а работникам — слишком низкой. Естественно, при снижении налогов на трудовые доходы нельзя повышать дефицит бюджета — ведь период очень низких процентных ставок рано или поздно закончится, и процентные платежи по крупному госдолгу могут стать обременительными.

«Дешевые работники» — это иллюзия

Вы видите необходимость больше открыть рынок труда для иностранной рабочей силы? Например, хотя бы временно ослабить языковые требования, чтобы заполнить вакантные места в сфере здравоохранения?
Нужно не просто заполнять свободные вакансии, а привлекать специалистов высочайшего уровня (в том числе и на международном рынке). Именно в этом состоит успех, например, известных клиник Израиля и Германии по экспорту медицинских услуг. Чем больше языков знают специалисты, тем лучше; этот фактор позволяет Латвии развивать медицинский туризм и привлекать студентов из-за рубежа. При этом языковые ограничения не должны помешать именитому хирургу проводить операции, а нобелевским лауреатам — читать лекции в университетах. Тут каждый случай индивидуален.

Латвии нужно включаться в глобальную конкуренцию за мозги — наверное, это будет дешевле и проще сделать, привлекая в страну талантливых иностранных студентов (а для этого качество образования в Латвии нужно поднять до уровня мировых лидеров).

В свою очередь не должно быть никаких иллюзий относительно эффекта массового ввоза «дешевых» работников — это никоим образом не повысит уровень благосостояния страны в целом (то есть не увеличит внутренний валовой продукт на одного жителя). Такая иммиграция может быть выгодна для предприятий отдельных отраслей, и такие краткосрочные программы иммиграции во время дефицита работников имеют право на существование (например, в отраслях с переменчивым спросом на работников — строительство, сельское хозяйство). Однако это точно не инструмент развития страны в целом.

Дефицит кадров: пандемия меняет приоритеты

Согласно данным Центрального статистического управления, во втором квартале этого года в Латвии пустовало больше 25 тысяч рабочих мест. Причем, несмотря на пандемию и сопровождающие ее ограничения, за год количество вакансий выросло на 4,2 тысячи.

По данным исследования, проведенного Латвийской торгово-промышленной палатой (ЛТПП), в Латвии ощущается острый дефицит рабочей силы в наукоемких отраслях. Работодателям постоянно требуются ученые, инженеры, специалисты в сфере информационных технологий. Также для развития быстрорастущих технологических и наукоемких предприятий часто необходимы очень специфические работники, в том числе, чтобы реализовать запланированную бизнес-идею. ЛТПП последовательно выступает за упрощение условий приглашения работников из третьих стран, указывая в качестве причин также на стремительную депопуляцию в Латвии.

Александра Полещук/ «Открытый город»
 

28-11-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№01(142-143) Январь-Февраль 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Андрей Сурмач: "Нужна национальная экономическая идея!"
  • Совладелец KREISS готов устроить коллапс еврочиновникам
  • Рижские адреса Аркадия Райкина
  • Роскошная жизнь Марии Наумовой
  • Борис Акунин: "Времена жесткой силы остались в прошлом"