Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Сколько волка не корми, всех лосей заповедника на него не спишешь.
Николай Гоголь, писатель
Latviannews
English version

Кто определяет политику финансового сектора, если ее вообще кто-то определяет?

Поделиться:

Любовь Швецова, депутат Сейма

Несколько лет назад чиновники и политики во власти после бесчисленных указаний иностранных организаций и стратегических союзников Латвии дошли до логичного открытия, что созданная в конце 1980-х — начале 1990-х годов модель банковской деятельности в результате геополитических изменений и возросших требований к надзору уже нежизнеспособна. Так что быть центром международных расчетов (то есть долларовых транзакций) стран СНГ не получится. Однако ни правящие политики, ни чиновничество своевременно не предложили модель общего преобразования финансового сектора — все ограничилось требованием надзирающих органов к банкам, которые обслуживали нерезидентов, изменить свою бизнес-модель.

Новую модель банковского сектора никто не предложил

Фактически, политики во власти положились на рассказы чиновников об ужасах, которые могут грозить Латвии, но не позаботились о том, чтобы вовремя создать такую модель развития финансового сектора, которая сохранила бы и преумножила имевшиеся тогда показатели. Фактически не было сделано ничего, чтобы своевременно ввести НОВУЮ, СТАБИЛЬНУЮ МОДЕЛЬ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА, которая бы и поддержала экономический рост Латвии, и укрепила международные позиции нашей финансовой отрасли.
Самое печальное, что это не понимает не только политическая власть. Сами банки смирились с существующим порядком. Даже Ассоциация коммерческих банков (ныне — Ассоциация финансовой отрасли) действовала не как негосударственная организация, представляющая банковскую отрасль, а только как «миротворец» и «переводчик» между Министерством финансов, Банком Латвии, Комиссией рынка финансов и капитала (FKTK) и коммерческими банками.

Здесь, конечно, стоит принять во внимание и интересы отдельных администраторов неплатежеспособности, и особенности надзора FKTK за некоторыми банками, принадлежащими иностранным акционерам, а также эффективность работы Службы финансовой разведки (FID).

Между прочим, больше всего критики по поводу работы этого учреждения, вплоть до требования смены руководства Службы предотвращения легализации преступно нажитых средств (так прежде называлась FID), звучало как раз со стороны самих коммерческих банков — как системных, так и обслуживающих нерезидентов. Речь шла о качестве работы при прежнем руководстве.
17 сентября этого года СОВЕТ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ (ĀIP, в узких кругах именуемый Фисилом — от Foreign Investors Council) выступил с призывом к правительству как можно скорее сделать приоритетом правоохранительных органов борьбу с легализацией незаконно полученных средств и заморозку тех из них, которые возникли в результате совершенных в Латвии преступлений.

Этот призыв можно истолковывать по-разному, поэтому предлагаю свою интерпретацию (допуская, что возможны и другие). ĀIP впервые озвучил то, что отдельные политики, чиновники и СМИ пытались сказать уже более десяти лет. То, что ответственным госслужбам прежде всего надо бороться с уходом от налогов, легализацией незаконно полученных средств и коррупцией в Латвии, а не выдвигать приоритетом преступления вне Латвии, расследование и предотвращение их последствий, чем, к сожалению, эти службы занимались за деньги латвийских налогоплательщиков. Отмечу, что у ĀIP есть очень существенное влияние на политику Кабинета министров, потому что еще с 1999 года ĀIP — партнер правительства.

Хотя про это много говорилось, но правительству так и не удалось создать механизм успешного сотрудничества между Службой госдоходов (СГД), отделом экономических преступлений Госполиции, Службой финансовой разведки, а также FKTK, чтобы предотвратить подобные преступления в Латвии.

Но теперь ситуация изменилась. Сейчас публичные высказывания и даже скупые фразы как многих политиков, так и негосударственных организаций свидетельствуют, что реальная власть и влияние на финансовый сектор (в узком смысле — на банки) сместились, и у этого уже есть и могут быть еще последствия.

Чиновники манипулируют политиками

Мое объяснение сложившейся в банковском секторе ситуации таково: местную власть, проявляющую нехватку политической воли и некомпетентность в планировании и реализации политики финансового сектора, подменили иностранные указания (в основном также составленные чиновниками). А наши чиновники рьяно исполняют эти указания, «руководствуясь буквой закона, а не духом». Это привело К ЧРЕЗМЕРНОЙ РЕГУЛЯЦИИ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА, что затормозило развитие всей отрасли.

В результате действий СГД и FKTK Латвию покинули иностранные вкладчики. От услуг латвийских банков стали отказываться и резиденты Латвии (физические и юридические лица). Нашу страну покидают и иностранные предприятия. В том числе с мировым именем, средние и большие, потому что международное руководство этих предприятий считает продиктованные FKTK/СГД и исполняемые следом коммерческими банками требования избыточным бюрократическим бременем. Они не только затруднительны, но и унизительны.

В основе этой чрезмерной регуляции лежат требования по предотвращению легализации незаконно полученных средств (на жаргоне — требования AML). На самом деле нехватка у членов совета FKTK знаний и компетенции по вопросам AML позволяет знающим и хорошо подготовленным сотрудникам комиссии очень легко манипулировать при принятии решений в FKTK, не получая в ответ даже элементарных встречных вопросов и критики по поводу введения затруднительных ограничений. Тем же самым занималась FID. Таким образом чиновничество только укрепляет свои эго, влияние и власть.

Не только в Латвии, но и во всем мире взаимодействуют, конкурируют два измерения исполнительной власти — политическое (избранное правительство, министры) и чиновничество (назначенные, утвержденные чиновники, сотрудники). Чиновничество, учитывая объективно намного больший опыт работы по каким-то специфическим вопросам, обладает большими знаниями, чем любой представитель политической власти. Зачастую это дает возможность не только манипулировать политиками и продвигать выгодные самому чиновничеству решения, но и, по сути, реализовывать свою политику, которой номинальная политическая власть просто подчиняется.

В Латвии так называемое «горизонтальное сотрудничество» между ведомствами, учреждениями находится в критическом состоянии, вообще не позволяющем реализовать эффективную политику исполнительной власти. В то же время многолетнее знакомство многих чиновников (общие совещания, командировки, рабочие группы и т.п.) в критические моменты позволяет проводить согласованную и действенную политику, вопреки замыслам правительства.

Стоит добавить, что нехватка опыта и знаний у избираемых политиков дает возможность не только чиновничеству, но и так называемым «службам» манипулировать властью или, мягче говоря, вносить свои коррективы. Фактически нехватка политической воли замещается деятельностью бюрократии и служб.

Легенды о «грязных деньгах с Востока»

Вернемся к нынешней ситуации в латвийском банковском секторе. У легенды о «грязных деньгах с Востока», которые, наконец, покинули Латвию, есть несколько очевидных недостатков. Первый и основной заключается в том, что эти деньги по-прежнему идут с востока на запад. В 2020 году граждане России, по данным Forbes, перевели за рубеж 26,9 млрд долларов, что на 736 млн долларов больше, чем год назад. При этом более половины юрисдикций, в которые отправляются деньги российских граждан, предлагают эластичные программы ВНЖ.

Больше всего выиграла Швейцария: туда пришло 7,7 млрд долларов, что на 2,1 млрд больше, чем год назад. Отмечу, что Швейцария пережила давление со стороны других стран, требовавших открыть вклады своих граждан, чтобы взыскать неуплаченные налоги. Несмотря на это, швейцарский банковский сектор изменил модель, отказавшись от анонимных, неясных вкладов, и сфокусировался, в основном, на управлении активами с высокой добавленной стоимостью и услугах финансовых консультаций, от чего денежный поток ничуть не обмелел.

Поток денег из России вырос и в других странах: в Люксембурге (1,26 млрд и +512 млн долларов), Великобритании (2,55 млрд и +489 млн долларов), Монако (1,13 млрд и +341 млн долларов), Турции (+171 млн долларов) и даже в Дании (!) и Ирландии — соответственно +24,4 и +20,1 млн долларов.

Хотя в 2020 году в Латвию были перечислены 1,82 млрд долларов, это на 337,4 млн долларов меньше, чем за год до этого. Добавлю, что в США резиденты России перечислили более 2 млрд долларов, при спаде всего в 200 млн.

Объем этих денежных потоков больше всего зависит и от налоговой политики этих стран, и от готовности банковского сектора принимать эти деньги. Тут стоит задать несколько риторических вопросов: «чище» ли эти деньги тех, которые были в Латвии, и неужели в тех юрисдикциях, куда сейчас текут российские деньги, плохо работают службы по предотвращению легализации незаконно полученных средств?

Здесь я хочу высказать свое субъективное мнение, что для латвийского банковского сектора деньги российских клиентов, в принципе, не были и не являются проблемой (к сожалению, этого нельзя сказать об отдельных банках). Наибольшие сложности были и остаются со средствами и сделками украинских клиентов.

Учитывая происходящее на Украине на протяжении последних 10 лет, смену власти в стране и политического курса, конкуренцию США, ЕС и России за влияние на Украине, вклады и сделки в латвийском банковском секторе украинских клиентов, которые принадлежат к какой-то из экосистем украинской власти, вполне логично, что это усилило влияние служб этих стран и союзов стран на латвийский банковский сектор.

Всегда ли выгодно быть послушными?

Очень важный вопрос — действительно ли политика ЕС и международных организаций или, как минимум, их рекомендации выгодны для национальных интересов Латвии? Очень мало случаев, когда наша страна на самом деле смогла отстоять свои национальные интересы, в том числе интересы конкретной экономической отрасли и общества. Намного проще и удобнее при принятии решений на местном уровне оперировать понятиями «ЕС требует», «международные организации или стандарты требуют». Если уж Латвия состоит в этих организациях, наши чиновники и министры участвуют в формировании политики этих организаций, то, прежде всего, им нужно защищать национальные интересы Латвии.

Между тем чиновники хотят быть «хорошими» и «послушными» в глазах иностранных институтов и организаций. Это слабость государства и клиническая нехватка государственного мышления.

Возможно, правящая коалиция и признает, вернее, вынуждена признать проблему, но у нее не только не хватает видения надежной модели развития латвийского финансового сектора, она даже не сделала никаких усилий, чтобы такое видение появилось. Главный недостаток, можно сказать, ошибка «капитального ремонта» состоит в том, что в рамках этого ремонта формально были сделаны некоторые исправления, но нет ответа на вопрос, что и как мы будем делать дальше.

Когда нарушено равновесие

Будем говорить открыто: фактически финансовый сектор сейчас стал жертвой политики главы одной госслужбы. Даже не важно, какими соображениями и интересами руководствуется эта госслужба и ее политика. Проблема в другом: ни политические власти, ни чиновники других служб не могут уравновесить и обоснованно аргументировать опасность такой политики для Латвии. Неформально я слышала, что глава этой госслужбы серьезно влияет на документы, разрабатываемые и FKTK, и даже чиновниками отдельных министерств. Проблема в том, что если одна фактически репрессивная институция влияет на политику, деятельность и конкретные решения других институций, то невозможно разумное развитие конкретных экономических секторов.

Что об этом говорит отчет FKTK за 2020 год? Допускаю, что эта информация мало где прозвучала, потому что она действительно бессодержательна и свидетельствует только о том, что FKTK фактически ничего не может сделать, чтобы развивать финансовый сектор. Например: «Проведена оценка латвийского рынка капитала, которая легла в основу разработки программы 10 шагов для развития латвийского рынка капитала», «12 очных проверок доказали, что банки улучшили внутренние системы контроля».

Излишне напоминать, что развитие финансового сектора напрямую влияет и на функционирование всей экономики государства. Повторю еще раз: проблема Латвии — в неспособности политиков и чиновничества представлять и защищать интересы государства и его экономики, вместо этого они пытаются излишне тщательно выполнять указания иностранных партнеров и советчиков, забывая, что чаще всего это в интересах других стран или даже конкретных лиц.

Через неполные 3–4 месяца завершается срок должностных полномочий нынешней главы Службы финансовой разведки Илзе Знотини, которая если не определяет, то в значительной степени влияет на ситуацию во всем финансовом секторе и его фактическую политику. Так как у нее нет опыта предыдущей работы в качестве чиновника, то действия FID сталкиваются с недовольством чиновников других ведомств, что, впрочем, пока не привело к открытым конфликтам и разногласиям. Политики тоже молча смирились с руководством FID. Хотя банкиры и предприниматели и прямо, и косвенно указывают, что реализуемая руководством FID политика фактически вредит латвийскому народному хозяйству, мало кому хватает смелости заявить об этом публично.

Проблема со сменой руководства FID в том, что, во-первых, не прозвучала сильная аргументированная критика, которая стала бы причиной для поиска руководителя другого характера, во-вторых, несмотря на то, что в работе главы FID зафиксировано несколько нарушений, они были тихо забыты, и, в-третьих, пока на эту должность нет явной альтернативы. Однако КРИТИКА СО СТОРОНЫ СОВЕТА ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ — первый очень важный сигнал, что смена руководства Службы финансовой разведки более чем возможна.

Пока же, как сказал в одной публичной дискуссии экономист Гирт Рунгайнис, впервые за 1000 лет Литва обогнала Латвию по многим показателям.

"Открытый город"
 

22-11-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№05(149) Август 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Олег Буров: "Без помощи государства жители не справятся с ростом тарифов"
  • Солнечные панели -- ставить сейчас или подождать?
  • Когда президент равняется на Феллини
  • Ирина Яцкив : "Мы обучаем не толпу, а личности"
  • Юрий Шевчук: "Из нас делают пушечное мясо и нелюдей"