Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Сколько волка не корми, всех лосей заповедника на него не спишешь.
Николай Гоголь, писатель
Latviannews
English version

Рост экономики и инфляция – кто кого?

Поделиться:

Лива Зоргенфрейя, главный экономист Swedbank в Латвии

Риски, которые мы идентифицировали в прежних экономических обзорах, реализуются. Распространение вируса привело к ограничениям, в мире цены растут быстрее, чем ожидалось, а перебои в цепочках поставок продолжаются. Это влияет и на показатели инфляции, и на реальный рост экономики. Однако в первой половине года народное хозяйство Латвии нас удивило резким подъемом внутреннего валового продукта (ВВП), и, несмотря на сложности, спада в конце года мы все еще не ждем.

Это позволяет пересмотреть прогноз роста ВВП Латвии на этот год вверх – до 4.7%. Прогноз на следующий год из-за упомянутых препятствий немного уменьшен – до 4.7%. В свою очередь, темп роста в 2023 году по-прежнему сохранится выше потенциального, достигнув 3.5%. Прогнозы инфляции на нынешний и следующий годы подняты соответственно до 3.1% и 4.5%, но в 2023 году с ослаблением давления мировых цен инфляция сократится до 2.4%.

Мировой спрос по-прежнему сильно превышает возможности предложения

Мировая экономика не может жаловаться на слабый спрос на товары, в свою очередь, предложение хоть и наращивает мускулы, за спросом не поспевает. В ряде крупных экономик, например, в Китае, Германии и США, уже в третьем квартале мы видели более низкие темпы роста народного хозяйства, чем ожидалось – в большой мере именно потому, что наблюдается нехватка энергоресурсов, сырья, производственных компонентов, а также рабочей силы в комплекте с высокими ценами. По этой причине пришлось снизить прогнозы ВВП уже упомянутых экономик и на нынешний, и на следующий годы.

Надо сказать, что проблема утерянного равновесия затянулась, а решение, скорее всего, придет, когда приспособятся обе стороны – предложение и спрос. Что касается предложения, то тут осуществляются инвестиции, предприятия наращивают производственные мощности, строятся новые суда, чтобы уменьшить заторы в перевозках, и поднимаются зарплаты работникам, чтобы их привлечь обратно на рынок труда.

В свою очередь, спрос на товары, особенно в США, сейчас неудержимо высокий. Ему способствует и то, что вирус по-прежнему сдерживает способность населения потреблять услуги, и то, что фокус предприятий поменялся с подхода «как раз вовремя» на «если вдруг» в формировании складских запасов. Это означает, что предприятия хотят создавать больше накоплений сырья или товаров, чем было принято до пандемии.

Вакцинация обеспечивает, что все большая часть жителей мира получает возможность вернуться к потреблению услуг, что уменьшит спрос на товары. К тому же в какой-то момент даже при следовании подходу «если вдруг» в формировании складских запасов будет достигнута точка, когда дальше стремительно наращивать заказы не будет необходимости. С ростом предложения и более умеренным спросом равновесие вернется, поэтому мы и можем считать, что вызванные этим обострением проблемы, в том числе инфляция, в большой мере носят временный характер.

Что высокая инфляция означает для процентных ставок?

Пока «временно» высокая инфляция затягивается, все актуальнее становится вопрос, как долго еще центральные банки будут сохранять эти чрезвычайно низкие процентные ставки. Чем дольше жители сталкиваются с высокой инфляцией, тем больше возможность того, что они будут стараться требовать повышение зарплаты, чтобы этот подъем цен компенсировать. Если ситуация на рынке труда достаточно напряженная (низкий уровень безработицы, выраженная нехватка рабочей силы), то прийти в себя от направляемой глобальными факторами и в большой мере преходящей инфляции мы можем, очутившись в ситуации спирали зарплат–цен и умеренно высокой инфляции и в среднесрочной перспективе. Устойчиво высокая инфляция может пошатнуть доверие к центральному банку как инфляционному стражу и привести к ожиданиям еще более высокой инфляции. Такой риск намного выраженнее в США, где экономика превзошла докризисный уровень, зарплаты растут, и поэтому Федеральная резервная система базовую ставку может поднять уже в конце 2022 года.

В свою очередь, еврозона по бизнес-циклу еще отстает, и на рынке труда по-прежнему мы не можем наблюдать резкий рост зарплат. Даже сильные немецкие профсоюзы не были способны договориться с работодателями о существенно большем увеличении зарплат в ближайшие годы. Поэтому высокая инфляция в еврозоне в целом рассматривается как временный феномен, и в 2023 году она уже вновь упадет ниже цели Европейского центрального банка (ЕЦБ), которая составляет 2%. Поэтому мы ожидаем, что ЕЦБ на эту волну инфляции не отреагирует, и процентные ставки начнет поднимать лишь во второй половине 2024 года.

Глобальные и местные препятствия снизят мощную экономическую активность в Латвии

И в Латвии мы видим торможение экономической активности и из-за глобальных цен и сложностей с цепочками поставок, и из-за местной ситуации с вирусом. Вирус и ограничения в очередной раз расшатывают потребление и тяжело затронутые отрасли услуг, однако строители и производители по-прежнему полны оптимизма.

Наблюдаемая в мире нехватка производственных компонентов в глазах наших промышленников не является такой же большой проблемой, как в остальной Европе. Частично это различие наверняка объяснимо тем, что в нашей промышленности меньше внимания уделяется производству электроники, различных машин и оборудования, а также транспортных средств, как это происходит в отраслях, которые существеннее всего страдают из-за проблем с цепочками поставок. Однако полностью избежать торможения активности и нам не удастся – в последние месяцы, например, в товарном экспорте все выраженнее становится история резкого скачка цен, но в существенно меньших объемах роста.

Предприятия в ряде отраслей справляются с подъемом цен и планируют продолжать делать это и в ближайшие месяцы. Теоретически при чересчур резком подъеме цен предприятие рискует снижением объемов продаж, однако опросы предпринимателей свидетельствуют, что на нехватку спроса они не жалуются. Успокаивает и то, что показатели рентабельности предприятий, особенно, например, в обрабатывающей промышленности, и в прошлом году, и в первой половине этого года были сильными, что указывает на возможности подъем цен частично абсорбировать, если это необходимо.

Благодаря резкому подъему в начале года ВВП в 2021 году в целом пересмотрен по восходящей – до 4.7%. Развитие в конце нынешнего и начале следующего года ограничит и присутствие вируса, и упомянутые глобальные проблемы – сложности с цепочками поставок и высокие цены. Однако эта проблема считается преходящей – в ближайшие годы рост Латвии будет опираться на глобальный спрос, приток фондов ЕС, желание физических лиц инвестировать в недвижимость и необходимость предприятий инвестировать в укрепление емкости, автоматизацию и все больше – в содействие переходу на зеленую экономику. Поэтому мы прогнозируем, что ВВП в ближайшие годы будет расти быстрее потенциала – в следующем году на 4.7%, а в 2023 году – на 3.5%.

Инфляция покусает потребление, но не съест его

С точки зрения потребителя подъем цен в ближайшие месяцы станет все неприятнее – инфляция будет расти, своего пика (свыше 7%) достигнув в первые месяцы следующего года. Наибольший вклад в этот процесс внесут цены на топливо, подорожание коммунальных платежей и удорожание продовольственных товаров.

Однако волна инфляции потом спадет. Нет причин для затяжного продолжения столь быстрого роста глобальных цен. К тому же в отдельных группах мы будем наблюдать и спад цен – например, рынок прогнозирует существенное снижение цен на газ и электроэнергию. Расходы на перевозки также уменьшатся. Это означает, что глобальные цены из существенного стимула латвийской инфляции превратятся в поглотителя подъема цен. С другой стороны, инфляцию продолжат поддерживать и вторичные эффекты подъема мировых цен, которые через произведенные продукты с запозданием попадают к потребителю, и – в будущем выраженнее – все более дорогая рабочая сила. В целом средние прогнозы годовой инфляции на 2021 и 2022 годы подняты соответственно до 3.1% и 4.5%. В свою очередь, преходящий характер роста мировых цен означает, что прогноз инфляции на 2023 год мы снижаем до 2.4%.

Покупательная способность при таких – увеличенных – прогнозах инфляции у среднего работающего продолжит расти. Рост зарплат в этом году был стремительным (на 2021 год в целом мы прогнозируем рост в размере около 9%), особенно в тех отраслях, где зарплаты примерно средние и низкие. Ситуация экономически активных жителей продолжит улучшаться и в последующие годы – безработица резко сократится, а в обстоятельствах нехватки рабочей силы подъем зарплат составит около 8%. В намного более сложной ситуации оказываются малообеспеченные, пенсионеры и те, кто полагается на государственные пособия. Им, чтобы «перезимовать» этот период высокой инфляции, необходима поддержка государства.
 
23-11-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№05(149) Август 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Олег Буров: "Без помощи государства жители не справятся с ростом тарифов"
  • Солнечные панели -- ставить сейчас или подождать?
  • Когда президент равняется на Феллини
  • Ирина Яцкив : "Мы обучаем не толпу, а личности"
  • Юрий Шевчук: "Из нас делают пушечное мясо и нелюдей"