Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Сам черт не разберет, отчего у нас быстрее подвигаются те, которые идут назад.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании
Latviannews
English version

Лиго и огненные шары Рихарда Вагнера

Поделиться:
В Риге он оказался, убегая от своих кредиторов. Здесь на праздновании Лиго он впервые увидел катание огненных шаров — зрелище, которое использовал в своей опере «Валькирия». Рихард Вагнер, немецкий композитор, который спустя 40 лет после своей смерти стал кумиром Гитлера. Кинорежиссер Вуди Аллен даже где-то пошутил по этому поводу: «Не могу подолгу слушать Вагнера. Меня почти сразу одолевает желание вторгнуться в Польшу».

Подальше от долгов и кредиторов

В Риге Вагнер появился в 1837 году. Ему было 24 года. За плечами пара написанных им симфоний, о которых сегодня знают разве что только самые большие вагнероведы, две оперы, так и не увидевшие свет. И не очень, мягко говоря, устроенная в материальном плане жизнь: работа театрального дирижера и хормейстера в Германии не приносила большого достатка.

А вот потребности молодого Вагнера были довольно велики. Деньги текли у него сквозь пальцы как песок. С легкостью он подписывал любые векселя и бумаги. Долги он не возвращал, и за молодым музыкантом без конца гнались кредиторы.

Словом, в Ригу Вагнера занесла нелегкая. За ним по пятам следовали судебные исполнители, а он из родной Германии бежал поначалу в Пруссию, в Кенигсберг, где прожил около года и успел обвенчаться с актрисой Минной Планер.

Должность в Риге помог получить издатель Брокгауз

В Риге Вагнер обосновался в скромной квартирке в доме на улице Калею. Полный творческих амбиций он становится музыкальным директором Рижского немецкого театра. Получить эту должность помог будущему автору «Кольца нибелунга» не кто иной, как Фридрих Брокгауз. Да-да, тот самый немецкий издатель, выпустивший известную энциклопедию, прототип российского словаря «Брокгауза и Эфрона».

Немецкий театр, созданный в Риге примерно за полвека до появления в нем Вагнера, был в свое время излюбленным местом развлечений состоятельных рижских буржуа, но во второй половине 1830-х годов переживал серьезный кризис. Так что появление молодого и амбициозного музыканта пришлось как нельзя кстати.

Поначалу дела здесь у Вагнера шли довольно неплохо. Публика в Немецком театре, где теперь находится знаменитый зал, носящий его имя, принимала нового капельмейстера довольно тепло.

Излюбленным местом Вагнера стал клуб «Иерусалим», который находился где-то в районе теперешнего парка Аркадия. Клуб славился рестораном, в котором часто собиралась богема. Но вот друзей Вагнер на новом месте так и не нашел. Единственный, с кем он сошелся довольно близко, был музыкальный руководитель Домского собора Дорн.

А Вагнер тем временем грезил переворотом в музыке. И первое, что он сделал, — это повернулся к публике спиной, а к оркестрантам лицом, чего не делал до этого ни один дирижер. Более того, говорят, что моду на кресла с обивкой бордового цвета в театрах ввел тоже Вагнер. Мол, на фоне бордового бархата дамы выглядят еще шикарнее.

Побег в Париж

Рижский период жизни Вагнера знаменуется также тем, что именно здесь он начал работать над своей новой оперой «Риенци». Надо сказать, репертуарные нововведения не пришлись по вкусу руководству театра. А директорствовал там в ту пору некий Карл Холтей. К тому времени до Риги добралась и супруга композитора Минна. Молодая немка была хороша собой и обаятельна, и Холтей не упустил случая приударить за дирижерской женой. Вагнер был вне себя. Возник конфликт, и Холтей просто-напросто отказался продлить контракт с Вагнером, отдав место дирижера его ближайшему знакомому Дорну.

С деньгами снова стало из рук вон плохо. В Ригу теперь пожаловали уже кенигсбергские кредиторы — Вагнер успел наделать долгов и там. В довершение всего квартиру Вагнера обокрали. К тому времени супруги жили уже не на Калею, возле Немецкого театра, а снимали жилье в Петербургском предместье, на улице Дзирнаву, тогдашней Мельничной, в доме купца Бодрова (увы, здание это не сохранилось до наших дней). Словом, самое время было бежать…

Организовать выезд Вагнера и Минны из Риги помог купец Абрам Мелер. Побег держался в строжайшей тайне.

Бежал Вагнер в Париж, Мекку искусств. Но его надежды покорить этот город, увы, не оправдались. Ни славы, ни денег Рихард Вагнер в Париже не обрел. Более того, дошел в безденежье до того, что подался в какой-то маленький заштатный театрик и предлагал себя там в качестве хориста. Певцы в театре были очень нужны, и молодого немца не прочь были взять, если бы… он умел петь! Вагнер, наделенный недюжинным музыкальным талантом, совершенно был лишен певческого голоса.

Композитор на баррикадах

Но долгожданный успех все же приходит к Вагнеру. Правда, не во Франции, а родной Германии. В 1842 году в Дрездене проходит премьера его оперы «Риенци», начатой еще в Риге. Через год мало кому до того известный музыкант становится придворным капельмейстером при дворе саксонского короля Фридриха Августа II.

Однако с той же легкостью, с какой он был обласкан вниманием монаршей особы, Вагнер попал в опалу. Разразились революционные события 1848 года, а годом позже вспыхнуло и в Германии антимонархическое дрезденское восстание, в котором Вагнер принимал активное участие. Был он, кстати, хорошо знаком и с известным русским анархистом Михаилом Бакуниным. Вагнер сражался на баррикадах. После подавления восстания он был объявлен государственным преступником, находился в розыске. Ему грозила каторга, а то и смертная казнь. Снова пришлось спасаться бегством. С фальшивым паспортом он переправляется в Швейцарию.

Любовный многоугольник

Тогда Вагнер и вступает в плодотворный период своей творческой жизни. Он ставит «Лоэнгрина» и «Тангейзера», получает наконец заслуженное признание, пишет книги о музыке. Изменения происходят и в личной жизни композитора. Молодая жена одного немецкого мецената, щедро поддерживающего замыслы музыканта, Матильда Везедонк становится возлюбленной и музой Вагнера. На вилле Везедонков, где поселился композитор, возникла весьма пикантная ситуация. В доме часто собирались известные писатели и музыканты. Здесь нередко бывал Ференц Лист, приезжал друг Вагнера, дирижер и пианист Ганс фон Бюлов со своей женой Козимой, дочерью Листа. Таким образом, под одной крышей у Везедонков собирались и Рихард Вагнер со своей женой Минной, и его возлюбленная, супруга хозяина дома Матильда, и будущая вторая жена композитора Козима.

Тем временем Матильда Везедонк на волне романтических отношений с Рихардом Вагнером пишет поэтический цикл, а он к нему — музыку. Так появились «Пять стихотворений для женского голоса и фортепиано» — Wesendonck-Leider. Матильду можно считать истинной вдохновительницей написания Вагнером оперы «Тристан и Изольда».

Но при этом серьезно осложнились отношения Вагнера с его супругой Минной. Развязка наступает, когда Минна перехватывает письмо мужа к Матильде, завернутое в нотный лист с увертюрой к «Тристану и Изольде». Послание возлюбленной он назвал «Утренней исповедью», в которой в самом возвышенном тоне говорилось о любви. Разразился скандал. Везедонки вскоре уехали в Италию, Минна после всех семейных переживаний отправилась на лечение в санаторий, а Вагнер — в Венецию.

Швейцарский период в жизни Вагнера был завершен. Начался новый этап его жизни, подаривший миру новые произведения неистового музыкального гения.

Несмотря на свои в прошлом антимонархические взгляды, Вагнер не отказался от финансовой поддержки баварского короля Людвига II и продолжил работать в Германии.

Но умер композитор в Венеции, где находился на лечении. За два дня до смерти он написал свое последнее письмо, адресованное итальянскому импресарио, устроившему его гастроли по Европе с оперным циклом «Кольцо нибелунга». Спектакли шли с успехом и приносили хорошие проценты автору. Послание итальянцу Вагнер, тем не менее, закончил неизменной просьбой прислать ему денег.

Как при жизни великий немецкий композитор слыл фигурой неоднозначной, так и после своей смерти оставил немало легенд. Вагнер считал себя суеверным человеком и страшно боялся числа 13, любя приговаривать, что если бы не эта преследовавшая его всю жизнь «чертова дюжина», он бы уже к тридцати годам покорил бы своей музыкой весь мир. Поэтому он категорически запрещал устраивать премьеры 13 числа, боясь провала. Музыкант родился в 1813 году, немецкое написание его имени и фамилии состоит из 13 букв, школу он закончил тоже в 13 лет, за всю свою жизнь написал 13 опер и скончался он от сердечного приступа 13 февраля 1883 года.

Его музыку любил Гитлер

Несомненно, Вагнер занял бы свое почетное место в Книге рекордов Гиннесса, если бы она существовала в его время. Самая длинная когда-либо написанная оперная ария принадлежит именно его перу. Она звучит целых 14 минут 46 секунд в сцене жертвоприношения Брунгильды в опере «Гибель богов». Вагнер также создал и самую продолжительную по времени оперу — «Нюрнбергские мейстерзингеры». Полный вариант постановки длится 5 часов и 15 минут. Но цикл «Кольцо нибелунга» побил все рекорды. Его продолжительность и вовсе составляет 16 часов. Премьера оперы в 1876 году шла на протяжении 4 дней!
Творчество Вагнера никого и никогда не оставляло равнодушным ни при его жизни, ни теперь. Произведения Вагнера до сих пор находятся под неофициальным запретом в Израиле. Немецкому композитору не могут простить его прижизненные антисемитские воззрения. К тому же Вагнера многие были склонны считать предтечей нацистской идеологии, связывая его имя с германским Третьим рейхом. Как-никак он был любимым композитором Гитлера. Кинорежиссер Вуди Аллен даже где-то пошутил по этому поводу: «Не могу подолгу слушать Вагнера. Меня почти сразу одолевает желание вторгнуться в Польшу».

А вот его коллега Фрэнсис Форд Коппола в своем фильме «Апокалипсис» нашел не менее гениальное использование «Полета валькирий» в сцене высадки американского десанта в Индокитае. Кстати, эта же мелодия стала излюбленным рингтоном на телефоне английского актера и писателя Стивена Фрая. И никто из них даже не догадывался, что катание огненных шаров — зрелище, которое Рихард Вагнер использовал в своей опере «Валькирия», — он впервые увидел в Риге, на праздновании Лиго, оставившем у музыканта неизгладимые воспоминания.

На берега Балтики немецкий композитор так больше никогда и не возвращался. И все же не только он оставил свой след в Риге, но и Рига в жизни Вагнера.

Татьяна Коваленко, «Открытый город»

11-04-2014
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Владимир 02.05.2014
Ох, ЕГ, чует мое сердце, что эта собачка быстрее Армитстеда станет городской легендой...
Т 13.04.2014
А, это тот самый ньюфаундленд, который стоит у ног четы Армитстедов в оперном парке? Кто-то успел его фиксануть...
ЕГ 13.04.2014
Вагнер, кроме прочего, занимался музыкой с детьми семьи Армитстедов, в том числе и с Джорджем, который потом стал мэром Риги. Есть такая легенда, что, убегая из Риги, Вагнер, страстный любитель собак,.прихватил с собой и собаку Армитстедов, ньюфаундленда Русса.
Журнал
№10-11(151-152) Октябрь-Ноябрь 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Люди и визы: почему мы отказываемся от "умных голов"
  • Алексей Венедиктов о вегетарианцах, мясоедах и людоедах
  • Война и мэр
  • Михаил Горбачев: ревность во время бури
  • Эрик Пуле: "Бокс -- часть стратегического партнерства Латвии и США"